Пресса

Этно-рок-группа Ят-Ха выступила в Иркутске - Интернет проект Кулуары (kuluars.info, 2012)

 

ЯТ-ХА. Ятха. Я-Т-Ха!

Выговариваю спокойно. Как выдох.

Здорово получается. В этом мире я рад любым знакомствам.

И с кем я только не встречался? С политиками, художниками, бизнесменами, конгрессменами, министрами… короче говоря, пока еще не встречался только с группой ЯТ-ХА.

Да, я был на первом выступлении этой группы в Иркутске год назад. Немного об этом написал. Альберт Кувезин, Евгений Ткачев, Шолбан Монгуш, Алексей Саая. Все профессиональные музыканты, кроме Монгуша – он дипломированный экономист! Но как играет!!! Ну и все. А сейчас – вот они рядом, доступные, смешливые, ироничные и совсем не сценические. А мне другого и не надо. За многие годы работы я не привык выстраивать мои интервью по заранее спланированному сценарию. И не читаю никогда заранее о человеке, не хочу портить ему возможность пощекотать свое «я». Свое «эго». Я уважаю спонтанность. Я люблю беседу. А не вопросы типа «Горловое пение – это импровизация или этнос?». Или: «Шаманский бубен – это ударный инструмент?». Слушайте, где учат этих журналистов, задающих такие вопросы? Даже страшно представить, что я подхожу к Ангеле Меркель – и спрашиваю: «Вы родились в Германии или в ГДР?!» Но в России именно так принято спрашивать.

А я напишу про другое. Что я чувствую, и что вижу. А я вижу перед собой взрослых грамотных людей, музыкантов, и не «пройдох от музыки». Не коммерсантов. Музыкантов! Уверенных и сомневающихся. Талантливых и готовых на компромиссы. Как меня достали наши советские шаблоны, устанавливающие единую для всех правду. Я задаю вопросы, которые просто интересны для меня, и по опыту знаю, что это интересно для моих читателей. Один из молодых журналистов недовольно делает мне замечание, что только я один задаю свои вопросы. Попробовал бы он поработать на Западе, ожидая очереди, – так бы и сидел до окончания пресс-конференции. Задаю Альберту Кувезину очередной вопрос: «Считаете ли Вы, что вы такие же люди, как и ваши зрители?» И ребята, соблюдая определенную иерархию, отвечают: «Это наши зрители, мы им всегда благодарны, без них мы были бы ничем». Более двадцати пяти лет назад пути создателей группы переплелись, и в далеком 91-ом году появился первый альбом, первое CD. В Москве, в 1992 году, на этом пути повстречался музыкантам из Тувы – русский Евгений Ткачев. И повисли на нем все ударные инструменты, в том числе и шаманский бубен.

Как рассказал Альберт Кувезин, неизменный лидер группы, гитарист, певец: «Для тувинцев бубен – это летающий конь, способный переносить шамана в край умерших предков». Чем не летающая тарелка? Так вот Евгений освоил приемы создания этих бубнов. Скажу прямо – в православии иконы не может писать человек, не верящий в Бога. И в Туве не может брать в руки бубен человек, не посвященный в таинство шаманства. Альберт мягко сформулировал:

– Есть депутат – и есть депутат-коммерсант, есть президент – и есть президент-демагог, есть шаман – и есть шаман-шоумен…

Так вот Евгений заслужил это право истинного шамана. Русский, выросший в Туве, в далекой деревушке, получил согласие от шаманов на изготовление шаманских бубнов. Вот такая загадочная душа у наших родственных народов. Далекий город Кызыл. Не скрою, слышал о нем раза два, но не бывал там. Слышал про горловое пение. Слышал… На первом концерте, в иркутском Джаз-клубе «Чикаго», я впервые это услышал рядом с собой. Это был странный симбиоз первобытных звуков и ритмов, порой совершенно неорганизованных, но при звучании горлового пения приобретавших удивительную гармонию. Какофония звуков превращалась в волну эмоций и единения. Зрители попадали в какое-то пространство, не совместимое с данным временем, с данной жизнью. Это было не просто здорово – это было неподражаемо. Я пытался найти в этой музыке знакомые тяжелые ритмы эпатажной группы Ramstein, современный фольклор аборигенов Австралии, монгольские и филиппинские корни азиатского рока. Но этого там не было. Это был не просто человеческий рычащий крик или душераздирающие поддержки голоса соло – гитарой. Вдруг при исполнении Альбертом и Шолбаном этнических мелодий раздвигались стены – и возникали сцены из жизни вольного и счастливого народа.

Я задал вопрос: «А вообще, как перевести название ЯТ-ХА? Что это такое?» Альберт ответил: «Мы и сами не знаем, просто возникло это сочетание от нескольких звуков. Конечно, есть напоминание определенной фразы – Большой брат и малые братья. Типа – большая Россия и Бедная Тува… но оказалось, что наш малый брат оказался богаче большого брата. Вот тебе и реальность жизни». Смеется. Альберт Кувезин ранее создал другую тувинскую группу Хун Хур Ту. Она является основателем направлений этно-рока, этно-панка, рутс-рока. Честно говоря, я не стал бы таким образом характеризовать направление такой музыки. Потому что в ней присутствуют элементы techno, джаза и даже классики. И различные эксперименты такого рода продолжаются до сих пор. Кроме этого, вообще после распада СССР появилось множество экспериментальных течений именно азиатских форм фольклора. Естественно, с привлечением традиционных народных инструментов, традиции песнопения, тактики создания современных аранжировок и использования исторического фольклорного наследства. В Германии есть группы «тродель» модерна. Во Франции – альпийско-тирольские песнопения с использованием пастушьих мотивов и инструментов. Скорее всего, это дань моде в создании экспериментально-этнического рока.

Евгений Ткачев, которому на днях исполняется 55 лет и который является самым возрастным участником группы, рассказал о своих планах, в частности о создании альбома по мотивам песнопения старообрядцев. Импонирует то, что он не старается себя отдельно афишировать и не кричит о своей гениальности на весь мир. Скромно, очень тихо и медленно рассказывает о будущем. Я пристаю к нему с вопросом: «Не хотелось ли ему остаться, например, в Голландии? Или во Франции, где группа уже была с концертами?» Знаю же, сколько «наших попсовых» давно живут уже не на Родине, хотя вовсю песни поют о России. А Женя отвечает, не замечая подвоха в моем вопросе: «Мне бы домой, в деревню. Свежий ветер там, снег. Свобода». Вот так-то! Вот вам и настоящий человек! И клипы он сам о группе снимает, сам сценарии пишет, режиссирует. Бородатый, на вид уставший человек, но такой душевно опрятный, домашний, уютный. Спрашиваю: «Понимают ли тебя молодые люди?» Отвечает: «Они стараются! И один мой сын учится в консерватории по классу виолончели, уже принимал участие в создании нашего альбома». Альберт продолжает: «У нас общий дом – это Кызыл. Конечно, Женя живет в Москве, мы в Туве. Но мы ближе, чем наша родня. Мы единомышленники».

Алексей Саая, бас-гитарист, кларнет, великолепный бэк-вокал, поддерживает своих коллег. Он тихий спокойный парень, немногословен, сдержан. Но от него зависит многое в действиях группы. Он как раз создает те музыкальные декорации, которые позволяют группе раскрыться полностью. Почти все джазовые вставки в проекты – его рук дело.

Более чем за 25 лет группа побывала в различных точках нашего земного шарика. Естественно, задаю вопрос: где лучше публика? В России или в Европе? Альберт рассказывает: «В Европе спокойнее, там публика готова на ура принимать все откровенно экспериментальное, творчески оправданное, не эгоистичное по отношению к местному фольклору. В Америке публика непосредственная. Могут вскочить и петь вместе с нами или просто кричать. Свистят, топают ногами, но это так здорово. В Китае публика сдержанная, тихая, так и ждем от них только поклонов. Хотя бывают и исключения. Европейцы просто «балдеют» на концертах. Все новое и неожиданное – это их стихия».

За плечами у группы десятки участий в международных фестивалях. В 1995 году один из первых альбомов попадает в первую десятку World Musik. Затем в Ethno Musik, Europa Chart и Europa World Musik. Один из альбомов «Поэты и маяки» занял первое место в европейском фестивале 2011 года.

Группе довелось участвовать в различных музыкальных проектах совместно с группами The Chieftans, Chicago Simpfony Orchester, Trance Global Underground, Asian Dub Foundation. И российский музыкальный пласт не оставил группу без внимания – успешными были выступления с Гариком Сукачевым, с группой «Алиса» и многими другими.

Главное, что участники группы не пытаются «втупую» продать себя публике, они ведут с ней открытый диалог, напрямую выявляя все углы и противоположности. Шолбан Монгуш тихим голосом рассказывает о его участии в группе, явно пытаясь не доминировать в коллективе. Но достаточно послушать его пение – и сразу становится заметным его равноправие со всеми членами группы. Его голос завораживает. Ребята общаются между собой как старые друзья, равные по таланту и силе духа. Кстати говоря, Шолбан Монгуш единственный из группы, еще не получивший звание заслуженного артиста. Но он единственный играет на игиле (тувинский смычковый инструмент), так что скоро и он будет заслуженным. За всеми годами работы коллектива стоят тяжелый труд, постоянные переезды, потери и поражения. Но именно сейчас им приятно вспомнить прошедшее время. Они его прожили. Как сказал Евгений Ткачев – на одном дыхании. И как это здорово – видеть опять эту группу в Иркутске, где есть свои поклонники, почитатели и фанаты.

Вячеслав Шляхов

Источник


Назад
© 2009 Этно-рок-группа Yat-Kha. Все права защищены.
Контакты
Evo-artСайт разработан в студии EVO ART
Разработка сайтов, графический дизайн