Пресса

Интервью с Альбертом Кувезиным на сайте PodStation (08.09.2009)

Проездом из Норвегии, из маленького городка Тромсо, где проходил международный кинофестиваль, в студии радио "Абакан" побывал Альберт Кувезин, лидер тувинской (и как он теперь говорит, международной) рок-группы "Ят-Ха".

Из нашего с ним разговора, который длился почти сорок минут, мне удалось "выжать" пятиминутную (с хвостиком) историю из жизни. Этой мой первый опыт в работе со звуком и монтажом.

Спасибо. Ваша СС.

Ведущий (В.): - Добрый день. Вы слушаете радио «Абакан» на частоте УКВ 71,06. У микрофона в студии СС. Сегодня у нас на радио гость. Это лидер тувинской рок-группы «Ят-Ха» Альберт Кувезин. Здравствуй, Алик.
Альберт Кувезин (А.К.): - Привет.

В.: - Почему пришел один? Где твои орлы?
А.К.: - Да они все напились и не смогли прийти. Шутка. В группе никто не пьет и я тоже.

В.: - Я знаю, что ты в Абакане проездом…
А.К.: - …ну как всегда, в прочем.

В.: - Да, как всегда. Вы вернулись из Норвегии. Расскажи, как прошла поездка. Какие впечатления? Какая была цель поездки?
А.К.: - В Норвегии очень красиво. Особенно фьорды. Ты знаешь, что такое фьорды, видела?

В.: - Нет, увы, не знаю.
А.К.: - Ну, вот представь море, скалы, ледники, такой морской залив, по нему раньше викинги плавали. Кстати, всем абаканцам обязательно надо съездить в Норвегию, посетить эти фьорды и представить себя викингом. Захватывающе все это.

В.: - Ну так, а все-таки, что вы делали в Норвегии? Вы же ездили не только на фьорды смотреть?
А.К.: - (Смеется) Ну кто-то ездил да. На самом деле, конечно же, фьорды это замечательно. А на фестивале тоже очень интересно.

В.: - Где он проходил?
А.К.: - Город Тромсо. Это на севере, знаешь север? Полярный круг представляешь где? Мурманск знаешь где?

В.: - У женщин знаешь, вообще, часто встречается топографический кретинизм. Вот у меня он, например, просто прогрессирует.
А.К.: - а, особенно на радио «Абакан» он процветает.

В.: - У меня он прогрессирует, поэтому я не представляю, где…
А.К.: - Ну север и юг представляешь, где у нас?

В.: - Да. Это я представляю. Ну, хорошо. Вот маленький город. И что там происходило?
А.К.: - Маленький городок проводит международный кинофестивали. В частности, мы были, называлось «Неделя немого кино».

В.: - Очень интересно.
А.К.: - Немое кино, наверное, еще представляешь. Помнишь, что это такое. Это когда звук вообще нет. Не то, чтобы там никто не говорит. То есть, они говорят, но без звука. Идут субтитры. И мы представляли фильм великого русского советского кинорежиссера Всеволода Пудовкина.

В.: - Какой фильм?
А.К.: - Фильм называется «Буря над Азией» или «Потомок Чингис-Хаана», снятый в 1928 году про гражданскую войну в Южной Сибири, в Монголии.

В.: - Ага. То есть, у вас было такое звуковое сопровождение своеобразное этого фильма.
А.К.: - Да называется это soundtrack live.

В.: - И как публика вас восприняла?
А.К.: - Ну как?! Как всегда. Ты могла усомниться, что она нас плохо воспримет?

В.: - А может они вас воспринимали как-то настороженно. Тот, кто вас до этого не видел и не слышал. А кто-то и на «ура».
А.К.: - Хочу сказать, что люди, вот в частности в Норвегии и вообще в Европе, очень открыты, доброжелательны. Норвежцы очень открытые и доброжелательные. У них нет даже в подсознании настороженности какой-то, в отличие от наших с вами соотечественников. Ну, я не говорю про абаканцев. Абаканцы тоже открытые и доброжелательные, как норвежцы.

В.: - Что тебя вообще удивило? В частности в этом городке и в самой стране? Было что-то такое, чтобы вот прямо «ничего себе!»
А.К.: - Конечно. Это очень экологически чистое место. Везде чисто. Воздух свежий, вода свежая. В отличие опять же от нашей Сибири, которую везде прославляют как единственное место на Земле, а фактически мы сами ее засоряем, мусорим. Скоро ничего не останется от чистой воды и воздуха. Нефтегазовые компании скоро все покроют мраком.

В.: - То есть, идеальная чистота – это все, что тебя удивило в Норвегии?
А.К.: - (Смеется) Ну я думаю, что эта идеальная чистота окружающей среды она порождает такую же идеальную чистоту человека, души. Когда живешь среди мусора, то наверняка, в душе тоже накапливается подобное явление, мусор. Хочется это все сжечь. Кто-то начинает пьянствовать, наркоманить.

В.: - А что-то такое новое, интересное в плане творчества для себя приобрели, взяли на заметку, так поразмыслив «Ага, надо бы вот это где-то использовать»?
А.К.: - То есть, отказаться от звуковых эффектов в своем творчестве… (Смеется) … и исполнять только экологически чистую музыку. Ха-ха. Это шутка, естественно. Ну мы, вообще, отдохнули там душой, хотя физически не получилось, потому что часовые пояса. Биоритмы сбиваются, крыша едет. Ну, это в принципе она всегда едет, крыша. А биочасы тоже смещаются и очень интересно, что по утрам этот кинофестиваль делал показы для школьников и студентов. И практически мы вечером повторяли тоже самое, что и утром только для разной категории норвежских граждан.

В.: - И как воспринимают? Ведь наверняка по-разному школьники, студенты, взрослая аудитория? Были какие-то различия, которые бросались в глаза?
А.К.: - Ну школьники смеются. Школьники там тоже легкие люди. Если они хорошо реагируют на сам фильм, на музыку, конечно, для школьников мы старались больше рока добавлять. Погромче все играть. Иногда там даже музыкальные цитаты вставляли из разных метал-групп норвежских. Ты знаешь метал-группы из Норвегии? Это ж знаменитая страна хэви-метала.

В.: - Если честно, то нет, ни одну не знаю.
А.К.: - Ну вот знаменитый «Dimmu Borgir», например, оттуда родом, из Норвегии.

В.: - Теперь буду знать.
А.К.: - А вечером для взрослых практически тоже самое, но уже с учетом, что взрослые они более как начитанные, интеллектуальное подкованные, кругозор пошире, поэтому уже что-то посложнее.

В.: - А новые знакомства в Норвегии появились?
А.К.: - Что вы имеете в виду? (Смеется)

В.: - Ну с музыкантами, продюсерами, с творческими людьми…
А.К.: - Ну естественно. На любой фестиваль приезжает куча людей. Фестиваль же международный. Приезжают музыканты…

В.: - С кем-то подружились…
А.К.: - Ну это совсем не обязательно, подружиться. Например, были там музыканты- таперы. Знаешь такое слово? Помнишь? Видела, да?

В.: - Да. Знаю. Помню.
А.К.: - Самые такие классические таперы. То есть, на фортепьяно, сидя у экрана, играют.

В.: - Вот так вот откидывают фрак, да, когда садятся?
А.К.: - Ну если фрак есть, то откидывают, если фрака нет, то откидывать нечего. Откидывают крышку фортепьяно и начинают импровизировать. Ну, я так подозреваю, что у них уже заготовки есть. И вот. Интересное это очень творчество. Представляешь, полтора часа один человек сидит и играет. А у нас фильм был два с половиной часа. С антрактом. Вот. Ну никто не ушел в антракте.

В.: - Публика была в восторге?
А.К.: - Да, стоя потом хлопали. Овации устроили, встали все.

В.: - А что экзотического удалось съесть в поездке?
А.К.: - Ты про китовое мясо что ли? Да. Мясо кита, нас щедро потчевали китовым мясом.

В.: - На что оно похоже?
А.К.: - (Смеется). Ну, это же не рыба на самом деле. Кит же это млекопитающее животное, самое крупное на Земле. Поэтому у него очень много мяса. Самое натуральное мясо, которое похоже на дикую кабанятину. Если кто-то ел…из наших слушателей, из абаканцев. Хотя я не думаю, что тут вокруг Абакана много диких кабанов. Просто свиней, наверное, много, а кабанов диких вряд ли. Очень вкусное, ну хотя на любителя.

В.: - А как же норвежская сельдь всемирно известная?
А.К.: - Всемирно известная… В ресторане подавали под разными соусами. Но почему-то в магазинах я ее не нашел нигде. Хотел специально привезти с собой, но не нашел.

В.: - Наверное, не довез бы. Съел по дороге.
А.К.: - Ну в принципе, селедка в магазинах же продается, можно самим ее замариновать. Например, в томатном соусе. Ну как килька в томатном соусе. Знаешь? Ха-ха. Или в горчичном соусе. А вообще мне понравилось, что они блюда свои разнообразят. Например, китовое мясо подают с брусникой. Очень идеально сочетается.

В.: - Правда, интересное сочетание, никогда не слышала.
А.К.: - А прямо в черте города мы собирали ягоду. Например, чернику. В городе прямо. В Тромсо.

В.: - Ага, у нас в городе клумбы с цветами, а там, значит….
А.К.: - Брусника, черника, грибы. Гигантские грибы, представляешь, размером с твою голову. Грибы такие.

В.: - Это шутка?
А.К.: - Ну они обычные, не галлюциногенные. Съедобные, обычные грибы, но крупные.

В.: - И про чернику тоже шутка.
А.К.: - Нет, это все правда. И даже два моих музыканта утром пошли на рыбалку, поймали рыбу, какую-то морскую, не знаю, как она называется, и грибы насобирали. И уже обед у нас был такой замечательный. Жареная рыба какая-то и ягода. А что музыки у вас не будет в эфире, будем только говорить?

В.: - Ну, да. Будем и дальше беседовать. Вот вы в ближайшее время куда еще собираетесь съездить?
А.К.: - Домой. В Туву собираюсь съездить. Давно там не был.

В.: - Я имею в виду страны…. Континенты.
А.К.: - (Смеется) Ну Евразия самодостаточный континет, огромный. Здесь много чего интересного. Ну у нас в планах поездка в Казахстан, в Кыргызстан.

В.: - Что вы там будете делать?
А.К.: - А что могут делать музыканты в других странах?

В.: - Нет, я понимаю, что вы будете играть, представлять себя, свое творчество… Но что там будет происходить?
А.К.: - Будем наслаждаться местной кухней, пить местные напитки, любоваться людьми. Концерты. У музыкантов это только концерты.

В.: - То есть, вы едите туда с гастролями?
А.К.: - Да, можно и так сказать. Через это мы узнаем мир. Вот кто-то сидит в Интернете часами напролет, кто-то читает книжки и мечтает о путешествиях.

В.: - А вот, кстати, на тему Интернета хотелось бы очень спросить…
А.К.: -… кто-то желтую прессу.

В.: - Многие люди в последнее время ведут блоги, заводят себе аккаунты в живом журнале, да?
А.К.: - Даже Президент Медведев.

В.: - Да. Ты не думал о том, чтобы вести дневник, делиться с народом своими мыслями, каким-то мнением по поводу происходящих событий?
А.К.: - Ну, вообще….

В.: - Как ты относишься к такому виду публичности?
А.К.: - Наверное, пора делать мемуары. Потому что я столько видел в жизни интересного, столько стран повидал, людей. Столько отведал экзотических блюд и напитков.

В.: - Уже пора.
А.К.: - Уже пора все это записать и оставить потомкам, поколениям, чтобы люди… Ну начну думать. После твоей передачи обязательно постараюсь. Но, если честно, я, у меня туго с компьютерами с Интернетом. Я могу ручкой писать или карандашом на обрывке бумаги какие-нибудь воспоминания. И если честно, то у меня…

В.: - Так может тогда надо задуматься над изданием книги?
А.К.: - Хорошо.

В.: - Если с интернетом так туго, так, может быть, тогда уже и книгу издавать?!
А.К.: - Ну я поделюсь секретом, что однажды, в прошлом году, когда я был в Нью-Йорке, полтора месяца жил на Манхэттене, я начал вести там дневник и уже много страниц написал. Вот. А потом стало лень дальше писать. И прервал этот дневник. Мне нужен редактор.

В.: - А может вдохновение?
А.К.: - Вдохновение есть, но лень. Понимаешь? Обычная, которая раньше нас родилась.

В.: - Надо продолжать.
А.К.: - Да. Ну, может, надо ноутбук с собой, а лучше девушку с ноутбуком, чтобы она ходила или с диктофоном и записывала все. Я ее возьму в соавторы и дам двадцать процентов.

В.: - Ах, вот так вот! Имейте в виду, уважаемые радиослушатели. Может, кто-то и захочет последовать этому предложению, откликнуться и, глядишь, в скором времени мы увидим какую-нибудь книгу за авторством Альберта Кувезина. Ааа, вот по поводу того, что ты был в Нью-Йорке и жил на Манхэттене… Почти год назад мы с тобой общались и что изменилось за это время? В твоем творчестве и чем ты вообще был занят?
А.К.: - Да. Люди сильно меняются за такое время. За год иногда вообще происходят страшные катаклизмы в душе человека и с его телом. Я вот, например, полтора месяца в больнице лежал, а ты даже не навестила меня, передачу не принесла. Там обычно фрукты, соки приносят в больницу…. Альбом новый есть, готовый к выпуску. Осталось только пара моментов.

В.: - Вот давай поподробнее об этом альбоме. Что это за альбом?
А.К.: - Осталось сделать дизайн.

В.: - Как он будет называться?
А.К.: - Альбом…

В.: - Какая там будет музыка?
А.К.: - Ну называться будет, скорее всего… «Дао и смерть». Это моя музыка, написанная на стихи японских поэтов послевоенного периода. То есть, представляешь, что там, какой в Японии депрессняк был? Проиграли войну, две атомные бомбы получили. Полный моральный упадок, депрессия, а люди еще пишут стихи философские. И вот мне очень понравилось, потому что в руки книжка попалась. Так и называется «Послевоенная поэзия Японии».

В.: - И ты загорелся этой идеей сочетать это как-то с музыкой…
А.К.: - Я не загорелся, потому что в этот момент я был в студии в Шотландии на одном острове. А туда я приехал записывать альбом совершенно другие песни и композиции. Но получилось так, что, прочитав эту книжку, я все выбросил, то, что привез туда. Из головы. И буквально за несколько дней я записал вот девять или десять песен на стихи этих поэтов и там же записал. Там дождь идет каждый день, без перерыва. Представляешь, вокруг море, горы, торфяные болота, вода коричневого цвета. Ванну набираешь, коричневого цвета вода. Первое время это шокирует, но потом привыкаешь. Она очень мягкая на вкус, вода, с привкусом торфа, вот такая.

В.: - А когда ждать выхода этого альбома?
А.К.: - Ждите, ждите ответа.

В.: - Название еще раз напомни.
А.К.: - Называться, скорее всего, он будет «Дао и смерть». Я человек не религиозный, но мне очень нравится дао(с)изм, дзэн, вот такие понятия. И, ну надеюсь, до нового года будет в свет. Это сольный альбом. Называется “Unplugged”. Это когда акустические инструменты все записаны без использования электронных инструментов.

В.: - Да, да.
А.К.: - Там еще есть замечательные английские музыканты, приглашенные, которые подпевают, подыгрывают мне. Вот. Такой очень личный альбом. Хотя поэзия не моя, но она в чем-то пересекается с моим душевным состоянием.

В.: - Так это будет звучать на японском?
А.К.: - К сожалению, на английском. Потому что японский я недостаточно знаю, чтобы… Ну, книжка была на английском, была бы на японском может быть.

В.: - Интересные эксперименты. Будем с нетерпением ждать.
А.К.: - Да, если б были бы поэты интересные хакасские, которые писали бы в таком ключе, то есть, философия вот эта, дао(с)изм, смерть, депрессия. Через это как раз происходит возрождение к жизни. Я бы с удовольствием исполнил бы на хакасском, записал бы альбом. Если хотите, поэты Хакасии, то, присылайте, пожалуйста, свои стихи мне. Можно через радио «Абакан». Может быть, появится альбом.

В.: - Может быть, когда-нибудь Альберт Кувезин вдохновится вашей поэзией и создаст нечто необыкновенное.
А.К.: - Я уже вдохновлен радио «Абакан», ведущей Светой Стафиевской и Хакасией, и вообще. Особенно я очень вдохновлен аварией, которая случилась на ГЭС. Надо про это обязательно написать композицию. Вот помнишь “Led Zeppelin” группу такую?

В.: - Группу помню.
А.К.: - А у них была композиция «When the levee breaks». То есть, «levee» это типа дамба такая. Когда дамба ломается, прорывается. Была такая композиция.

В.: - Ну вот не доводилось мне слышать именно эту песню.
А.К.: - Это в 60-хх годах была что-то тоже какая-то авария в США. А потом мы же делали кавер-версии на эти песни. Ты слышала да? В частности вот эта песня “Led Zeppelin” на ура прошла, когда мы гастролировали в США после прорыва дамбы, плотины на Миссисипи. Помнишь, катастрофа там была в Новом Орлеане, штат Луизиана, вот это все? Затопило все. Вот местные музыканты должны написать обязательно композиции, песни, посвященные аварии на ГЭС, потому что это очень значимое событие. Это предупреждение, может быть, знак какой-то о грядущей катастрофе. Не только экологической в данном случае, а вообще. Человеческой катастрофе. Конец света приближается.

В.: - Я, если честно, не верю в конец света.
А.К.: - Наверняка, голливудцы…(Смеется) Ну голливудцы, то есть, американцы из Голливуда снимут какой-нибудь фильм. У них же много таких фильмов про конец света. Вот про эту катастрофу, например.

В.: - Сейчас очень много разговоров идет об этой дате 12.12.2012. И вот мне как-то не верится во все это.
А.К.: - Ну это же не обязательно будет такая физическая катастрофа, как все представляют...

В.: - Ну никто же вообще не представляет, что это будет.
А.К.: - … как те же американцы нам показывают в фильмах. Не обязательно все также будет происходить.

В.: - А ты веришь?
А.К.: - А я уже вижу, что происходит катастрофа. Конец света в умах, душах человеческих. Не даром же кто-то пытается спастись на просторах Сибири в тайге, да?!

В.: - Ну вот, как-то все очень пессимистично получается. Я хотела тебя спросить…
А.К.: - А кто-то спасается, а оказывается, что здесь все еще хуже может быть.

В.: - Я хотела задать тебе вопрос про то, какие твои прогнозы на счет выхода из кризиса в стране и в мире, а ты говоришь вообще о конце света. (Смеется).
А.К.: - Так вот я и говорю, Света, конец цвета. (Смеется). На самом деле Туве это же не грозит, знаешь, если вдруг катастрофа. Если прорвет дамбу, в Туве-то все нормально будет. Там зародится новая цивилизация. А кризис? Кризис это очередной знак, предтеча. Да. Все же в этом мире связано. Ты же книжки читаешь умные. Я знаю, что все дамы твоего возраста любят Пауло Коэльо читать. Харуки Мураками.

В.: - Ну, я уже завязала Пауло Коэльо.
А.К.: - Ты переросла.

В.: - Это уже произошло давненько. То есть, кое-что я прочитала и поняла, что есть в этом какой-то подвох.
А.К.: - Ну Пелевина.

В.: - Пелевина я не читала.
А.К.: - Да, маленько экстремально. Ну Харуки Мураками там очень философия такая.

В.: - По-моему, два каких-то произведения и то сейчас не назову. Не скажу название.
А.К.: - Ну на самом деле, такие депрессивные книги они дают наоборот положительные эмоции, что надо продолжать жить, не смотря ни на что. А эта цепь событий, происходящая в нашей стране, в всем мире, это же все взаимосвязано. Надо просто, когда читаешь книги, смотришь фильмы, делать какие-то выводы. В том числе, когда слушаешь музыку, кроме попсы вот или танцевальной, где просто ритмы твои биологические «тын-дым» или что-то там «чик-чик».

В.: - Ну в любом случае нужно всегда делать какие-то выводы, не только, когда читаешь и смотришь.
А.К.: - Вот, давай, например, вывод из нашей тобой беседы.

В.: - Это будет в конце. Мы сейчас еще продолжаем…
А.К.: - То есть, ты за собой оставляешь это право?

В.: - Мы еще продолжаем.
А.К.: - Не дает слово сказать гостю. (Смеется)

В.: - (Смеется). Когда в Абакане можно ожидать концерта группы «Ят-Ха»?
А.К.: - Ну как скажите.

В.: - То есть, как пригласим, так вы и приедете.
А.К.: - Ну я думаю, лучше пореже, чем почаще. Потому что часто выступать, ну зачем?

В.: - Ну а как же радовать поклонников.
А.К.: - Вот когда будет, чем порадовать, так обязательно поделимся.

В.: - Например, новым альбом.
А.К.: - В этом году точно не приедем, потому что в прошлом году были. Зачем каждый год приезжать? Вот новый альбом выйдет, соберем музыкантов и на следующий год….

В.: - И устроите презентацию.
А.К.: - И на следующий год да, конечно.

В.: - Ну что ж. Замечательно. Это здорово. Сейчас будет такой вопрос. Это как бы подготовка такая к вопросу.
А.К.: - Ты, наверное всю ночь готовилась к этому вопросу. Не спала.

В.: - Нет. К этому вопросу я, скажем так, достаточно быстро подошла. Не все, наверное, знают, что ты работаешь на радио в Туве.
А.К.: - Ну в Абакане, наверное, точно не знают.

В.: - Не все знают да. Потому что мы сами-то, когда узнали случайно, обалдели просто. Вот такая была действительно реакция.
А.К.: - Я ваш коллега.

В.: - Да, ты наш коллега. Ты работаешь ведущим на радио в Туве на радиостанции «Голос Азии». Вот как ты к этому пришел? Вообще зачем тебе это нужно? Как так получилось, что ты вдруг стал ведущим?
А.К.: - Ну это громко сказано. Потому что это всего лишь один час в неделю. Авторская программа о музыке естественно, потому что ни о чем другом я больше не могу компетентно разговаривать.

В.: - Ну а что это за программа? Она авторская. Ты там один или….?
А.К.: - Да, я скопировал тебя. Наглым образом занялся плагиатом.

В.: - Ты один или к тебе приходят гости?
А.К.: - Гости.

В.: - Ты сам определяешь, кто к тебе придет.
А.К.: - Да, конечно. Ну иногда бывает, что кто-то просится, ну я не против.

В.: - «Пригласи, Алик, меня в следующий раз» да говорят?
А.К.: - Приезжай. Да, приезжай в Кызыл, приглашу. Ну не так конечно. Если там какие-то «шишки», чиновники, то они через секретарей договариваются. То есть, секретарь этой «шишки» звонит там начальнику какому-нибудь радиостанции или телекомпании. У нас радио, газета и телевидение – это медиахолдинг такой местный, кызыльский. И они потом звонят мне и говорят «Вот ты знаешь, такой-то человек просится к тебе в программу». Я говорю «Ну ладно. Если так сильно хочет, то пусть приходит». И там я его по кусочкам раскладываю. Не так как ты себя ведешь. Я прямо в лоб задаю все вопросы, сколько денег украл, сколько взяток взял, например. Да нет, это шутка, естественно. Я говорю только о музыке.

В.: - Ну а, вообще, на какие темы говорите? Только на музыкальные?
А.К.: - Ну естественно нет. Одной музыкой жив не будешь. Питаться же чем-то надо. Моя задача показать этого человека в музыкальном плане, то есть, как он развивался по жизни. Какую музыку он начинал слушать, какую музыку теперь слушает. Ну и вообще через это он постепенно раскрывается, как личность. И слушатели уже могут понять. Бывает, что неожиданно человека знают с одной стороны, а вот через музыку он раскрывается с другой. Ну хотя могу сказать, что большинство моих гостей, они, у них музыкальные вкусы совпадают. Одинаковые. И довольно ограниченные, скажу честно. Очень редко бывают такие, как я. Их вообще таких людей мало на земле.

В.: - Ну ты ведь рассказываешь им о какой-то музыке, они, наверняка, заинтересовываются и начинают слушать.
А.К.: - Естественно теперь… Раньше я ограничивался тем, что они сами приносят ко мне в эфир. Например, диски там, на флешках приносят «Машину времени», «Воскресенье», «Deep Purple», там «Pink Floyd». Ну что-то вот такое. А теперь я начал их уже урезать, потому что, представляешь же одно и тоже ну неинтересно слушать. Тем более все радиостанции России крутят одно и тоже. Вот даже у вас радио «Абакан» в принципе особой оригинальностью не отличается в этом плане, в музыкальном. И почти везде одно и то же. Ну в крупных городах начали появляться радиостанции, где можно что-то необычное послушать. Вот, у Троицкого в Москве есть «ФМ Достоевский», знаешь да? Борис Гребенщиков ведет программы о музыке, где есть необычная музыка. И поэтому я стараюсь инициативу перетянуть на себя. И ставлю какую-нибудь необычную, например, барабаны из Бурунди.

В.: - Что говорят на это гости?
А.К.: - А что они могут сказать?! Я выключаю микрофон и они ничего не говорят. (Смеется) Когда они хотят сказать, я раз микрофон выключу.

В.: - Нет, ну они же слушают музыку, какие у них потом впечатления. Они говорят там не знаю… Они бывают шокированы, удивляются или говорят «Фу, какая гадость! Как ты можешь это слушать? И зачем ты все это ставишь в эфир? Это же никто не поимает.»
А.К.: - Они этого не могут сказать, потому что в этом плане я авторитет.

В.: - То есть, они тебя боятся.
А.К.: - Да, конечно. Боятся.

В.: - Боятся высказать свое мнение. Ты их просто запугиваешь.
А.К.: - Нет, они пытаются высказаться. Но я же говорю, что микрофон выключен. Я не даю им микрофон. А вообще впечатление же потом. Первое впечатление в эфире они не высказывают. Они некоторое время подумают, подумают, потом говорят «Ты знаешь, действительно было интересно. Такая-то, такая композиция». Ну надо же воспитывать. Нет, воспитывать неправильно слово. Надо помогать людям расширять свой кругозор. Ну если они этого хотят. Если они не хотят, то могут выключить свой радиоприемник или настроиться на другую радиостанцию, например, «Авторадио», «Русское радио». Ну все одинаково. Названия разные, а музыка везде одинаковая. Как говорится, форматная. Все одинаково везде.

В.: - Случаи бывали такие, когда люди узнали, что ты работаешь на радио, и говорили «О, Алик, ты теперь на радио. Можно передать привет?»
А.К.: - Ну мало передают приветов, потому что… Знаешь, с чего я начинаю свою передачу?

В.: - Нет. Это же интересно. Давай расскажи.
А.К.: - Когда я выхожу в эфир, я естественно приветствую всех людей и говорю сразу «Все, кто настроен послушать попсу или всякую такую мерзкую музыку, гадкую, можете, попить чай или там пиво, расслабиться на целый час. А сейчас те, кто любит и действительно разбирается в музыке, давайте послушаем что-то необычное» и ставлю действительно что-то необычное.

В.: - А люди звонят в эфир?
А.К.: - Звонят редко, Потому что у нас звонки платные все в эфире. СМСки и все платное. А СМСки ограничиваются поздравлением «Прошу там поздравить кото-то с днем Рождения или… » Ну хотя когда у меня был в эфире наш известный поэт, драматург, звонили люди и задавали вопросы по литературе. В частности, про Харуки Мураками и Пауло Коэльо, типа. Ну что он предпочитает.

В.: - Ты доволен этой работой. Она тебе нравится, я так понимаю.
А.К.: - Мне нравится. Да.

В.: - Это даже не работа. А скорее всего какая-то отдушина.
А.К.: - Миссия.

В.: - Миссия?
А.К.: - Конечно. Миссия невыполнима, которая.

В.: - Да, все у вас выполнимо. Я так посмотрю, все, за что вы не возьметесь, все у вас хорошо получается. Так что нечего тут на себя наговаривать.
А.К.: - Поэтому лучше браться за меньшее.

В.: - Кто для тебя по жизни является твоим критиком? Есть такой человек, к которому ты прислушиваешься и, который может тебе так откровенно, в глаза сказать…
А.К.: - В творчестве, в музыке, да?

В.: - …да, кто может тебе сказать «Ну вот там можно было то-то и то-то сделать» или «Мне не нравится, что ты там сделал, написал». Есть такие критики?
А.К.: - Вообще, конечно, такие люди существуют, а в Туве нет. Был один композитор. Он умер, к сожалению, в прошлом году. Его мнение я уважал, мы с ним общались, дружили. И он был такой простой человек. Говорил, так и так, это хорошо, это плохо. Вот его. Тока его фамилия была. Владимир Салчакович. И все, а после него нет. Там у нас есть люди кандидаты искусствоведения с высшими московскими консерваторскими образованиями, но они для меня не авторитет. А ну естественно в мире такие люди есть. Например, наш первый продюсер и менеджер Лу Эдмондс. Вот его мнение…

В.: - Что он тебе говорит? Ругает?
А.К.: - Нет, он не ругает. Он человек другого склада. Вообще на Западе люди в открытую, как мы, ничего не говорят. Они стараются делать интеллигентно, вежливо, тактично. Иногда приятно.

В.: - А что лучше и что хуже, когда тебе открыто в лоб сказали или как ты говоришь «вежливо и интеллигентно»?
А.К.: - Вообще, умом я понимаю, что лучше говорить прямо и открыто. Но как человек творческий… Мы же все обидчивые люди.

В.: - Ранимые.
А.К.: - Мы как женщины. Очень ранимые, да. И я только недавно начал это понимать и стараюсь теперь с музыкантами в нашей группе общаться также. Хотя с возрастом я понял, как ты не скрывай знание этикета, языка, истину все равно не спрячешь. То есть, она рано или поздно все равно выйдет. Поэтому стараюсь быть честным. Вот с тобой я честен.

В.: - Я думаю не только со мной, но и получается, что со всеми слушателями.
А.К.: - Да, со слушателями радио «Абакан» я честен сегодня.

В.: - Если бы тебя пригласили сняться в рекламе какого-то товара, ты бы согласился?
А.К.: - Ну в принципе, я бы согласился. В Кызыле я рекламирую «Билайн».

В.: - Ох, ты!
А.К.: - Ну очень ограниченно, маленько. За это у меня есть безлимитная симка. В Новрегии, знаешь, как удобно?! Все заплатят огромные деньги за роуминг, а я нет.

В.: - Повезло.
А.К.: - Им повезло. Да. «Билайну».

В.: - Я думаю вам друг с другом. Это такое взаимовыгодное сотрудничество. Очень удачное.
А.К.: - Да я уже который год гитару у них выпрашиваю, как в рекламе. Помнишь, такая полосатая?

В.: - Да, да.
А.К.: - Ну вот они обещают подумать и везут уже полтора года.

В.: - Но дарят какие-то шарфики, да?
А.К.: - (Смеется) Ну то что у меня есть такая возможность говорить по телефону и разных стран при чем, это уже…

В.: - Подарок хороший да.
А.К.: - Лучше да, чем коробка шарфиков.

В.: - Полезный, да. А что бы ты никогда не стал рекламировать? Ты же смотришь рекламу по телевизору, видишь, что звезды различные снимаются, что-то рекламируют. Вот что бы ты никогда не стал делать?
А.К.: - (Смеется) Ну, наверное, женские прокладки не смог бы срекламировать (Смеется).

(В.): - (Смеется)
А.К.: - Я вот не курю, поэтому табак, сигареты вряд ли бы смог. Хотя в принципе это же запрещено по телевидению, так же как и крепкий алкоголь. Очень плохое пиво я бы не стал рекламировать.

В.: - Зато бы пошел рекламировать хорошее.
А.К.: - Хорошее я бы, с удовольствием пошел.

В.: - Ну что ж, это ответ. В твоем понимании, что такое счастье?
А.К.: - Счастье, что мы вот с тобой здесь сидим и можем говорить на весь Абакан, то, что мы хотим. Это уже счастье. Когда-то это невозможно было. Лет двадцать назад.

В.: - А еще?
А.К.: - А счастье оно же неограниченное. Оно ограничивается только нашим пониманием душевным и умственным. В психушке никогда не бывала? Вот там для какого-нибудь больного счастье получить дозу какого-нибудь специального аппарата и целый день ходить как…. Как какое-нибудь животное. Вот счастье, и улыбаться. А для ребенка, например, любимую игрушку получить счастье. А когда он вырастет, станет большим ребенком, эта игрушка заменится другой, большой игрушкой. Вот как у нас з наешь, раньше в детстве большие мальчики играли в маленькие машинки….

В.: - А теперь в большие.
А.К.: - А девочки играли в маленькие куколки, а теперь играют в другие куколки.

В.: - Ну некоторые девочки и в машинки играют.
А.К.: - Да. А потом к старости люди понимают, что счастье – это когда у бабушки внуки. Дети живы, здоровы, обуты, одеты, не голодают. То есть, у них все нормально, они за себя уже не переживают. А счастье близких.

В.: - Через несколько минут ты выйдешь из студии радио «Абакан» и вот это кратковременное счастье…
А.К.: - Выйду и скажу «Какое счастье!»

В.: - Да. И вот это кратковременное счастье от общения оно закончится. И дальше, как ты сказал, какое счастье, что все закончилось. И что вот так и дальше по жизни?
А.К.: - Надо уметь вот эти моменты, которые в жизни бывают, счастливые моменты, надо уметь их запоминать и сохранять, как в компьютере, когда ты что-то сохраняешь.

В.: - Вот. А для этого нужно опять же возвращаться к дневнику. Чтобы фиксировать эти моменты счастья.
А.К.: - Дневник, он само счастье не записывает. Он просто описывает какие-то события.

В.: - Ну события, когда ты, например, был счастлив.
А.К.: - Счастлив – это эмоции. А эмоции в дневник – это очень трудно. Надо быть очень хорошим поэтом, писателем. Нужно в себе сохранять эмоции.

В.: - Мечта у тебя есть?
А.К.: - Нету.

В.: - Совсем?
А.К.: - Совсем нету. Я всего о чем мечтал, всего добился. Все у меня есть. Большего мне не надо. Я теперь открытый человек и все что мне жизнь, Бог, судьба даст, я всему благодарен.

В.: - То есть, ты не мечтаешь больше ни о чем…
А.К.: - Нет.

В.: - Не мечтаешь вообще?
А.К.: - Вообще теперь не мечтаю. Я сны вижу, цветные, замечательные сны. Ни один видеоклип или фильм при современном самом киноискусстве, технологиях, high definition не передаст моих снов.

В.: - Это удивительно, конечно. Ты меня несколько удивил, что у тебя нет мечты, потому что, ну не знаю, мне кажется, должна быть какая-то…
А.К.: - Есть, мелкие, конечно…

В.: - Есть планы, которые реализуются, осуществляются.
А.К.: - Планы есть, да.

В.: - Есть мечты, которые могут быть сбыточными или несбыточными…А вот у тебя, получается, нет. Как-то вот мне странно.
А.К.: - Планы есть. А мечта, ну такая настоящая, чтоб с большой буквы, такой уже нет. Есть такие мелкие, бытовые, меркантильные желания. Но я с ними борюсь с этими желаниями.

В.: - Что бы ты пожелал слушателям радио «Абакан»?
А.К.: - Ну вот то же желаю, что и себе – бороться с мелкими меркантильными желаниями и мечтами. В отличие от себя вам желаю, чтобы у вас появилась мечта, настоящая такая. И чтобы вы ее обязательно осуществили в своей жизни. И моменты счастья, которые у кого-то больше, меньше, … Вообще, счастья у сегодняшнег о человека не так уж и много. И оно ограничивается, как правило, бытом каким-то. Вот желаю нашим слушателям, чтоб они эту планку счастья расширяли и ставили гораздо выше, чем бытовые интересы. А момент счастья, если он у вас случится, надо его запомнить и сохранять в жизни. А потом, когда вам тяжело будет, например, этот момент счастья надо раз из памяти и вам станет хорошо-хорошо.

В.: - Ну что ж спасибо. Я тебе пожелаю и твоим ребятам творческого роста. Чтобы вы радовали нас какими-то необыкновенными, интересными, запоминающимися альбомами. Чтобы поскорее вышел именно этот альбом, которому ты посвятил массу времени, сил, эмоции, которые затратил. Чтобы он был удачным этот альбом. Чтобы публика его хорошо приняла. Вот это я тебе пожелаю. Ну и конечно спасибо тебе огромное, что ты выделил время и пришел к нам в студию радио «Абакан». Хоть и один без своих орлов, но тем не менее. Было интересно с тобой пообщаться. Много чего нового узнали.
А.К.: - Ну не все узнали. Но у нас же впереди еще целая вечность для общения.

В.: - Ну я думаю, что это не последняя встреча. Мы непременно услышимся и надеюсь, что…
А.К.: - Увидимся.

В.: - Да, и увидимся. Я напоминаю всем слушателям, что у нас в гостях был Альберт Кувезин, лидер тувинской группы «Ят-Ха».
А.К.: - Международной. У нас теперь международная группа.

В.: - Международной группы «Ят-Ха». У микрофона была Светлана Стафиевская. Всех благодарю за внимание и желаю удачного продолжения дня.

Материал опубликован на сайте PodStation 08.09.2009

Ссылка на источник.


Назад
© 2009 Этно-рок-группа Yat-Kha. Все права защищены.
Контакты
Evo-artСайт разработан в студии EVO ART
Разработка сайтов, графический дизайн